Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /home/virtwww/w_vrukavishnik_78ac9d61/http/wp-settings.php on line 18 4. Металлургия – это особая страница героической биографии Норильска « Валерий Рукавишников

Валерий Рукавишников

11 Апрель 2016

4. Металлургия – это особая страница героической биографии Норильска

написано в рубрике: Новости — Valery @ 14:30

Металлургия – это особая страница героической биографии Норильска
Норильские учёные-металлурги в области обогащения и переработки норильских полиметаллических руд разработали новые технологические процессы, не имевшие аналогов, как в нашей стране, так и мировой практике. Минерализация норильской руды – уникальна, доселе не встречавшаяся в мире. Кроме основных составляющих никеля, меди и кобальта (три кита, на который стоит Норильск!), эта руда содержит палладий, иттрий, платину, золото и другие драгоценные и редкоземельные металлы. Для извлечения всех составляющих потребовалось всестороннее детальное изучение свойств руды и правильный подбор технологического оборудования. Для этого в 1936 году (еще во времена Матвеева!) была создана исследовательская обогатительная лаборатория, в 1938 году начал работать опытно-металлургический цех (ОМЦ, будущий ГМОИЦ) – опытный конвертер, в 1940 году вступила в строй опытная обогатительная фабрика, в 1945 году начала функционировать малая обогатительная фабрика, в 1948 году состоялся пуск Большой обогатительной фабрики, которая к середине 1953 года стала второй в стране по своей производственной мощности. Были спроектированы и созданы уникальные установки по обогащению и переработке руды, не имеющие прецедентов в практике цветной металлургии.
Проектирование производства никеля в комбинате базировалось на опыте специально построенного в 1939 году малого металлургического завода (ММЗ). Плавильный цех с одним ватер-жакетом и одним конвертором был пущен в феврале 1939 года. После неоднократного расширения и реконструкции на заводе были созданы плавильный цех, обжиговый цех, агломерационная установка для пыли и рудной мелочи и электролитный цех. За короткий срок был построен завод с законченным металлургическим циклом, который сыграл не только роль экспериментальной, но и производственной базы, выдавая в течение ряда лет товарную продукцию. В течение 1949-1951 годов был разработан (совместно с Ленинградским горным институтом) процесс селективной флотации медно-никелевого файнштейна, впервые примененный в мировой практике металлургии никеля.
Значительные запасы богатой жильной руды позволили сделать ватер-жакет рудной плавки основным плавильным агрегатом, так как проектировавшаяся СНОПом отражательная плавка не соответствовала особенностям норильского сырья вследствие его высокой тугоплавкости. Для справки: температуры плавления меди, никеля и кобальта, соответственно, 1083ºС, 1452ºС и 1493ºС.
Строительство Большого металлургического завода (БМЗ) было начато осенью 1939 года, через год начались работы по строительству цеха электролиза никеля и уже в 1942 году был получен электролитный никель, а в начале 1943 года была получена первая электролитная медь. БМЗ получил наименование – никелевый. Следует заметить, что катодный никель выпускался тогда только в Норильске. Для его вывоза снимали с фронта боевые эскадрильи. Около 20 грузовых самолетов постоянно перевозили норильский никель на заводы страны, где делалось вооружение.
В конце 1954 году на коксохимическом заводе был пущен в эксплуатацию цех никелевого порошка. Восстановление закиси никеля велось в реакционной печи подогретым коксовым газом при температуре 500-550ºС. Процесс был механизирован и частично автоматизирован. Получаемый никелевый порошок обладал высокой активностью (90-92%). Обжиг никелевых концентратов файнштейна в кипящем слое был впервые предложен в Норильске.
Большим событием 1949 года стал пуск плавильного цеха медного завода. В декабре 1949 года вступила в строй отражательная печь и два конвертера, пылеугольная фабрика и цех подготовки шихты. Через год были пущены рафинировочные цехи. В медной промышленности страны впервые была применена охлаждаемая подина рафинированной печи. В 1950 году завершилось возведение цеха электролиза меди. По масштабам производства медный завод стал в первый ряд среди заводов отечественной медной промышленности. Характер норильского сырья с повышенным содержанием никеля обусловил сложность процесса продувки и уборки тугоплавких шлаков.
С пуском электролитного цеха на ММЗ в апреле 1942 года пошли норильские шламы. Перед исследовательской группой в составе инженеров А.Т. Боряева, К.К. Чащина, К.И. Вуккерта, руководимой Фёдором Трофимовичем Киреенко, эвакуированным специалистом из Мончегорска, была поставлена задача отработать технологию переработки шламов на концентраты благородных металлов. Курировал работу группы Иван Сергеевич Береснев – главный металлург комбината. В марте 1943 года на аффинажном заводе в Красноярске из норильских шламов получили первые 1291 грамм платины и 3235 граммов палладия. Это были первые в истории России платина и палладий, извлечённые из сибирской руды. Но отправка из Норильска в Красноярск сырого шлама была слишком расточительной. И тогда Ф.Т. Киреенко предложил свой вариант технологии переработки шлама. В сентябре 1943 года была создана специальная группа под руководством заключенного Анатолия Петровича Соколова. Консультировал работу группы профессор С.М. Анисимов.
К началу 1945 года в Норильске получили концентрат с содержанием 50% суммы благородных металлов. В апреле 1946 года запустили в работу временный шламовый цех. Уже в конце 40-х и начале 50-х годов наладили получение из шламов платиноидных концентратов, а затем организовали и фракционирование благородных металлов в разные концентраты: платины и палладия, металлов-спутников и серебра, иридиевый концентрат. За эту выдающуюся работу группу норильчан в 1948 году представили на соискание Сталинской премии. По рекомендации Киреенко в неё включили Анатолия Петровича Соколова и Исаака Файвишевича Коппа, но оба не прошли вышестоящие инстанции как бывшие заключённые. Первыми в истории Норильска лауреатами Сталинской премии стали (абсолютно заслуженно) И.С. Береснев и Ф.Т. Киреенко.
Анатолий Петрович Соколов (1907-1995) – инженер-металлург окончил в 1931 году Томский политехнический институт.Занимался проблемой переработки золотосодержащих промпродуктов на комбинате “Алтайполиметалл”. В 1937 году был арестован, отбывал срок в Карагандинском лагере, где работал в шахте. Весной 1939 года был этапирован в Норильлаг. Пройдя специальный отбор, Соколов был принят А.П. Завенягиным, который предложил ему поработать мастером смены на недавно запущенном ММЗ, но, узнав о проблемах со здоровьем, предложил сначала потрудиться инженером-исследователем в Центральной химлаборатории. В сентябре 1943 года Соколов перешел работать в ОМЦ старшим инженером-исследователем, где активно занимался изобретательской деятельностью. Соколов сконструировал анодный ящик для сбора вторичного шлама, с его участием обжиг медной губки был заменен обработкой в турбоаэраторе. После успешно проведенных исследований в 1943–1944 годах по теме «Разработка технологической схемы обогащения никелевых шламов» Соколов был досрочно освобожден. Начиная с 1946 года, став главным инженером шламового цеха, а затем кобальтового завода, Соколов сыграл ключевую роль в организации производства концентратов благородных металлов. Он же курировал рабочее проектирование, монтаж технологического оборудования, осуществлял пуск и ввод в эксплуатацию первого цеха электролиза медного завода.
Последние пять лет жизни в Норильске (до 1961 года) А.П. Соколов занимал должности заместителя главного инженера комбината по опытно-исследовательским работам и руководителя ГМОИЦ. Из Норильска Соколова пригласили на работу в Новосибирск в Институт неорганической химии Сибирского отделения АН СССР, где он 15 лет руководил отработкой технологических процессов экстракционного разделения металлов. В 1988 году Анатолий Петрович был одним из самых почетных гостей на полувековом юбилее ГМОИЦ. Последним трудом исследователя стали его воспоминания о работе в Норильске для сборника “Драгоценные металлы Норильска”, опубликованного в 2000 году, через пять лет после смерти ученого.
Одной из главных задач, стоящих перед комбинатом в течение всей войны, была организация производства кобальта. Про него принято говорить, что он облагораживает сталь, делает ее более твердой, износоустойчивой. Следует заметить, что первые небольшие установки по производству кобальта в СССР были пущены в 1939 году в Уфалее и в 1940 году – на Североникеле. Но кобальта в стране крайне не хватало. Кобальт позволял получать победит (сплав карбида вольфрама и кобальта), обладающий высокой твердостью и жаропрочностью. Из победита изготовляли резцы для обрабатывающих станков, коронки для бурового инструмента, взамен алмазных. Победит необходим был и при производстве различной военной техники, особенно в военной авиации.
В проекте кобальтового завода оригинальным является цех электролитного кобальта, разработка схемы которого дала его авторам Сталинскую премию. Сталинской премии удостоена также оригинальная схема обогащения платиновых шламов с попутным извлечением никеля, меди и селена.
С пуском кобальтового завода в июне 1946 года фактически была решена сложнейшая задача производства кобальта в Норильске. Эту задачу решили мончегорские металлурги И.С. Береснев, А.Б. Логинов, Ф.Т. Киреенко, В.А Дарьяльский, К.Н. Бродницкий, С.И. Афанасьев, А.А. Пушкин, Г.М. Левенко, А.М. Шапкина и их коллеги – норильчане, многие из которых оставались заключенными или ссыльными. В списках лауреатов на Сталинскую премию или награждённых орденами вы не найдёте, например, инженера-химика В.М. Алексеевского, с которым Ф.Т. Киреенко сотрудничал около 10 лет. Он был заключённым.
В 1943-1944 годах зима была очень неблагоприятной. На Енисее замерзли многие суда, в том числе баржи с химреактивами. Появилась угроза остановки работы ОМЦ. Тогда решили организовать самим производство химически чистых соляной, азотной кислот и аммиака. Осуществить это поручили Алексеевскому. Он согласился, попросив в помощь лишь двух толковых рабочих. Всеволод Михайлович сделал чертежи печи и реакторов. Установка начала работать вовремя и благополучно действовала весь тот трудный год. Свой талант конструктора Алексеевский проявил при пуске хлорного цеха кобальтового завода. Пуск цеха задерживался из-за отсутствия никелевой сетки. Всеволод Михайлович разработал конструкцию щелевидного фильтра, используя никелевые матрицы, применяемые в цехе электролиза, а также установку для получения бисульфата натрия, используемого для разделения никеля по методу Орфорда. Позже этот метод был заменён флотацией файнштейна. Для процесса растворения гидроокиси кобальта сернистым газом Алексеевский сконструировал печь для сжигания серы, разработал установку кобальтового сплава хлором. В цехе никелевого порошка использовали оригинальную чугунную многоподовую печь конструкции Алексеевского.
Всеволод Михайлович Алексеевский (1890-1953) – ученый-химик, родился в г. Вильно, окончил Петербургский технологический институт. После института вплоть до революции работал в военно-промышленном комитете (шла 1-я мировая война). В Донбассе занимался организацией производства взрывчатых веществ. В гражданскую войну работал в Донбассе на содовом заводе, был ведущим специалистом по производству соды и использованию хлора в промышленности. В годы первой пятилетки работал в Москве, в управлении Наркомата тяжёлой промышленности начальником экспертизы «Главхимпрома» Был арестован в 1936 году «за участие в антисоветской троцкистско-зиновьевской террористической организации». Приговор получил по тем временам стандартный – 10 лет тюрьмы и 5 лет поражения в политических правах. Заключение Алексеевский сначала отбывал в Соловках, а затем в Норильлаге. В Норильске работал землекопом на площадке строительства БМЗ, затем в 1939 году его перевели в ОМЦ кобальтового завода. Здесь при непосредственном участии Всеволода Михайловича получили первый образец чистого никеля. За успехи по производству кобальта Алексеевского досрочно освободили, он стал ссыльным. К нему приехала жена, тоже находившаяся в ссылке. В последние годы пребывания в Норильске Всеволод Михайлович трудился в должности главного инженера цеха кобальтового завода. В начале 50-х годов его сослали с женой в Канск, где он работал в ТЭЦ в цехе по очистке воды. Умер В.М. Алексеевский в Канске, не дожив до полной свободы…
К началу 50-х годов появилась острая необходимость в производстве химически чистого кобальта, особенно нужного в авиации. На территории кобальтового завода небывалыми темпами шло строительство здания нового цеха. Официально запуск производства цеха «К» состоялся в ноябре 1950 года. В 1951 году за разработку и внедрение в промышленность нового способа получения кобальта высокой чистоты Совмин СССР присудил Государственные премии начальнику отдела Главка инженеру И.С. Иевлеву – руководителю работы и инженерам Ф.Т. Киреенко, В.В. Терпогосову и В.А. Дарьяльскому.
По справедливости нужно назвать еще ряд имен талантливых учёных-металлургов, которые находясь в заключении или ссылке, работая в тяжёлых условиях в Норильске и Красноярске (аффинажный завод), внесли неоценимый вклад в решение сложнейших научных и технологических задач по получению столь нужных стране товарных меди, никеля, кобальта и металлов платиновой группы, но не были в должной степени отмечены наградами, да и незаслуженно забыты современными толкователями норильской истории.
Баландин Алексей Александрович (1898-1967) учёный-химик, академик из Москвы один из основателей порошковой металлургии. Родился в городе Енисейске. Отец Баландин Александр Алексеевич – минералог, приват-доцент Петербургского университета, ставший по наследству крупным промышленником Енисейской губернии. Мать Баландина Вера Арсеньевна окончила гимназию с золотой медалью, затем женские Бестужевские курсы в Петербурге, слушала лекции в Сорбонне, работала в институте Пастера. Она много сделала для развития Енисейской губернии. В Енисейске она открыла частную бесплатную женскую школу, народную читальню и библиотеку, организовала передвижной музей. Сегодня в Енисейске проводятся краеведческие чтения имени В.А. Баландиной.
Алексей Александрович, окончив в 1923 году физико-математический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова по специальности физическая химия, сразу же попал под покровительство академика Н.Д. Зелинского, разглядевшего в молодом человеке неординарного учёного. По рекомендации своего учителя Баландин занялся теорией катализа и вскоре разработал мультиплексную теорию катализа. В 1929 году Баландин был командирован Наркомпросом РСФСР на год в Германию и Францию для ознакомления с достижениями зарубежной науки. Он владел испанским, итальянским, немецким, английским, французским языками, увлекался серьезно живописью. В 1934 году Баландину была присуждена учёная степень доктора химических наук, он стал профессором кафедры органической химии МГУ.

В 1936 году Баландина репрессировали и сослали в город Чкалов (ныне Оренбург).Там он преподавал математику в средней школе. После реабилитации Баландину разрешили вернуться в Москву (1939 год). На химфаке МГУ он организовал лабораторию органического катализа и в 1943 годустал членом-корреспондентом АН СССР, а в <1946 году - академиком.
В марте 1949 года Баландина арестовали вторично и отправили в Норильск. В начале 50-х годов в Норильске остро встал вопрос о повышении активности никелевого порошка. Эту проблему поручили решить А.А. Баландину. Он создал уникальную лабораторию и в довольно краткие сроки добился поставленной цели. Впервые на комбинате применили высокотемпературные процессы экстракции в автоклаве и в кратчайшие сроки разработали технологию получения селена из медного шлама. Были получены десятки авторских свидетельств на эти изобретения. Баландин получил освобождение в 1953 году.
А.А. Баландин - лауреат премии им. Д.И. Менделеева за работы в области органической химии (1936), премии им. С.В. Лебедева и Государственной премии за работы в области органического катализа (1946), награжден орденами Ленина (1954) и Трудового Красного Знамени, а также медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" (1945). А.А. Баландин похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.
Башилов Иван Яковлевич (1892-1953) – учёный, химик-технолог и металлург, патриарх металлургии редкоземельных и платиновых металлов, профессор (1931) Московского института тонкой химической технологии имени М. В. Ломоносова, доктор технических наук (1935).
И.Я. Башилов родился в семье бухгалтера. В 1903 году поступил в Тверскую гимназию. Зарабатывал на жизнь и учебу уроками. По окончании гимназии (1911) поступил в Петербургский политехнический институт. Одновременно работал в Государственном радиевом институте, которым руководил В.И. Вернадский. В 1920—1921 годах, будучи руководителем радиевого завода, он разработал оригинальную технологическую схему извлечения радия, урана и ванадия из отечественного сырья. Поиск более эффективных методов добычи радия заставил Башилова отправиться в свою первую и единственную загранкомандировку. В Германии и Чехии он посетил ряд химических заводов. После возвращения ученый отметил в своем отчете, что отношение к нашим представителям на немецких заводах, в частности, на заводах тонкой и специальной химии, в последнее время стало очень осторожным. В России была широко объявлена кампания за индустриализацию страны, и на представителей из России стали смотреть как на конкурентов. Поэтому на всех заводах, которые ему удалось посетить, показывали далеко не всё: существовал список того, что можно показать и чего нельзя.
В июне 1938 года ученый Совет Московского института тонкой химической технологии кандидатуру И.Я. Башилова выдвинул на выборы в Академию наук СССР. Но выборы не состоялись, так как Башилова вскоре арестовали, осудили на 5 лет лагерей и в 1939 году отправили в Ухтинский ИТЛ Коми АССР. Чудом спасшись от смерти, Башилов смог устроиться сторожем на Ухтинский радиевый завод, построенный по его собственному проекту. Позже его назначили заведующим лабораторией, и он даже получил небольшое сокращение срока «за производственные достижения». В 1943 году Башилова из лагеря направили в ссылку в Красноярск, где он вскоре получил предложение работать в «шарашке», закрытом конструкторском бюро, аффинажном заводе № 169 НКВД СССР. Так в период с 1941 по 1953 годы называлось нынешнее ОАО «Красноярский завод цветных металлов», которое ради краткости чаще именуют «Красцветметом». Здесь Башилов занимал ключевое положение среди тех «врагов народа», которые более десятка лет стояли у колыбели красноярской платины и всех ее ближайших родственников по семейству платиноидов. Эти люди сумели, каждый в своем деле, озолотить Красноярск как в первородном, так и в переносном смыслах этого понятия.
И.Я. Башилов стал автором разработок большинства технологических процессов по получению металлов платиновой группы. За успешную разработку и внедрение технологии платины он получил Сталинскую премию (1948). Но Башилов так и не смог пожить после своей полной реабилитации. Он скончался от инфаркта почти сразу же после получения документа о реабилитации и предложения из Москвы вернуться в Радиевый институт им. В.Г. Хлопина, где он и был арестован. Смерть настигла ученого в августе 1953 года, когда ещё не были отменены все сталинские строгости по отношению к «врагам народа». Вопреки всему гроб с телом Башилова установили для церемонии прощания во Дворце культуры завода, что и сегодня находится на улице Ползунова, как раз напротив дома, в котором жил Башилов. Удивительно, но Иван Яковлевич Башилов был похоронен не по месту жительства, а на центральном тогда городском кладбище, которым в те годы считали погост, находящийся на левом берегу Енисея близ Троицкого храма. Разумеется, о кончине Башилова ни одна из двух тогдашних красноярских краевых газет, не сказала ни слова. Печальное событие упрятали за плотными ширмами секретности. И лишь спустя почти год выходящему в Москве «Журналу прикладной химии» позволили опубликовать две страницы некролога и поместить портрет усопшего. В тексте, который подписали академики К.А. Большаков, Н.П. Сажин и профессор О.Е. Звягинцев, подчеркнуто, что в лице И.Я. Башилова «страна потеряла крупного специалиста по химии и технологии редких элементов и благородных металлов».

Морозным ноябрьским днём 1996 года на старейшем в городе мемориальном кладбище близ Троицкого собора в присутствии многих металлургов и просто жителей города Красноярска был открыт памятник на могиле Ивана Яковлевича Башилова. Это произошло через 43 года после его похорон. Когда упало полотно, собравшиеся увидели на крупной из черного мрамора глыбе прямоугольной формы не только портрет учёного, даты его рождения и кончины, но и прочли принадлежащую ему фразу: Посмотрите же на мои дела… Выступая на скорбном митинге по случаю открытия памятника, генеральный директор «Красцветмета» Владимир Николаевич Гулидов, не скрывая волнения, говорил, что многие годы считал для себя делом чести увековечить память об этом прекрасном человеке и блестящем ученом, который, став жителем Красноярска в мрачные для страны годы, удивительно плодотворно работал здесь и обрел свой вечный покой на этой земле. «Мы увековечиваем сегодня не только память о нем, — звенели в морозном воздухе слова Гулидова, — но и обо всех тех, кто положил свои жизни и здоровье на алтарь науки, несмотря на то, что государство нанесло всем им тяжелейшую душевную рану, назвав их «врагами народа» и заставив работать в условиях репрессий…»

Белоглазов Константин Константинович (1914-?) - ленинградский учёный, минералог. До войны работал на комбинате «Североникель» (г. Мончегорск) начальником химлаборатории. Был арестован в 1941 году и приговорен к 5 годам лишения свободы. Срок отбывал на аффинажном заводе в Красноярске. Именно Белоглазов в начале 1943 года получил первую продукцию завода - слитки платины и палладия. Белоглазов - автор шести патентов по способам переработки железистого кека, никелевого порошка, магнезиальной руды, автоклавного выщелачивания пирротиновых концентратов, содержащих цветные металлы, получения феррохромовых порошков и анодного сплава, содержащего платиновые и благородные металлы.
После освобождения (1948 год) Белоглазов работал в Норильске заместителем главного инженера комбината. После реабилитации (1955 год) учёный жил в Ленинграде.
Анисимов Сергей Матвеевич (1901-1970) – профессор, заведующий кафедрой Томского горно-металлургического института.

С.М. Анисимов был арестован в июле 1941 года и осуждён на 5 лет лагерей. Срок отбывал в Норильлаге. Освобождён из лагеря в 1946 году, но ссылку отбывал в г. Красноярске, работая на аффинажном заводе. Создал заводскую пробирную лабораторию и стал одним из разработчиков технологии получения драгоценных металлов. Совместно с инженером Запеваловым написал вузовский учебник по металлургии свинца и цинка. Реабилитирован в 1954 году. В 1957 уехал в Азербайджан, в г. Орджоникидзе.

Сегодня кроме никеля, меди и кобальта норильская металлургия получает попутно ещё 11 видов товарной продукции.

Нет комментариев

Еще нет комментариев.

RSS лента комментариев к этой записи.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.

Работает на WordPress