Deprecated: Function set_magic_quotes_runtime() is deprecated in /home/virtwww/w_vrukavishnik_78ac9d61/http/wp-settings.php on line 18 3. Подготовка и полет в зону « Валерий Рукавишников

Валерий Рукавишников

19 Март 2011

3. Подготовка и полет в зону

написано в рубрике: Новости — Valery @ 19:35

Первую информацию о поселке мы получили  в местном краеведческом музее. Музей размещается в рубленом доме на небольшой огороженной площади в центре поселка. Здесь стоят два эвенкийских чума из коры и оленьих шкур, длинные берестяные каяки, посуда, и ещё что-то из быта аборигенов-эвенков.

музей

В самом музее, точнее, в одной большой комнате, собраны экспонаты, относящиеся к местной природе и истории. Имеется специальная экспозиция о Тунгусском метеорите, который является визитной карточкой Ванавары. Директорша музея Римма Александровна Пирогова была нашим гидом и даже напоила чаем с сушками!

группа с директоромНаша группа и директор музея

Слово “Ванавара” - это испорченное “Анавар”, что по-эвенкийски означает “брод”. Действительно, около поселка в Подкаменную Тунгуску впадает маленькая речка Анавар. Утром 3-го июля Володя Алексеев сказал: “Сегодня - свободный день, делайте, что хотите”. Слегка перекусив, Володя К., Валера и я двинулись на реку Подкаменная Тунгуска. Река здесь неширокая, примерно как Волга у Твери, довольно быстрая и мелкая: говорят, что в некоторые года её можно переехать на грузовике. Искупавшись в весьма прохладной воде, мы вернулись домой, потом пошли фотографироваться на высокий живописный берег реки, купили пиво и спустились к воде.

Берег

Был солнечный субботний день; местные жители, побросав свои японские машины у воды, загружались в длинные моторные лодки и отправлялись на рыбалку или на шашлык.

крутой берег ТунгускиНа крутом берегу Подкаменной Тунгуски поселок  Ванавара

Улицы - это широкие грунтовые дороги с кюветами; почти везде имеются деревянные тротуары.

тротуары

Дома в поселке самые разнообразные: от деревянных лачуг и деревенских изб до кирпичных и бетонных сооружений, но больше всего двухэтажных домов из бруса.

transp1

Типичный дом

Среди домов попадаются огороды с картошкой, теплицы, островки тайги и палисадники с березками и осинами. Есть дизельная электростанция: улицы буквально утыканы столбами с паутиной проводов. Прохожих на улицах мало, почти все передвигаются на японских машинах, мотоциклах или мопедах. Можно по телефону вызвать такси, ходит даже автобус ПАЗ! На перекрестках стоят знаки дорожного движения, а по улицам разъезжают красивые машины ГАИ и пожарной охраны.

перекресток

Перекресток

И всё это хозяйство суетится на пятачке, который можно пройти из конца в конец за полчаса. Летом связь с внешним миром обеспечивается только по воздуху, а зимой можно доехать по зимнику до поселка Богучаны (400 км) на Ангаре, далее имеется постоянная дорога до Красноярска. Река Подкаменная Тунгуска мало улучшает транспортную ситуацию, так как грузовые баржи могут подняться до Ванавары только в весенний паводок; именно так завозят сюда топливо для электростанции. В посёлке много продовольственных магазинчиков, ассортимент которых стандартен, но вполне обширен (не “Седьмой континент”, конечно). Имеются все крупы, много консервов, колбаса - сосиски сортов двадцати, разнообразные молочные продукты, включая молоко в пакетах и йогурт, водка - вино - пиво - соки, и прочая, и прочая. Прекрасный белый хлеб выпекается в местной пекарне. Прекрасный белый хлеб выпекается в местной пекарне. Правда, цены раза в полтора выше, чем в спальных районах Москвы.

-Как же вы завозите сюда молоко, яйца, творог?- спросил Валера продавщицу.

-Летом хозяин заказывает в оптовой базе в Красноярске, а заказ присылают на грузовом самолёте АН-26. А зимой хозяин нанимает машину до поселков Кежма или Богучаны, или до Красноярска. Зимой везде можно проехать.

-А сколько в Ванаваре магазинов?.

-Я не считала, наверное, около двадцати.

-У вас здесь есть какой-нибудь склад, чтобы закупить продукты для экспедиции?.

-Да нет, каждый хозяин привозит продукты сразу в свой магазин; приходите ко мне - купите всё, что нужно.

Пересчитывая сорта колбасы на “капиталистическом” прилавке в глухом сибирском посёлке, Валера вспоминал “социалистический” прилавок в Волоколамске в конце 80-х годов: там был только лавровый лист в пачках.

sinilga1

Магазин “Синильга”

Европейскому человеку трудно представить себе современный сибирский поселок с его контрастами. Рядом с гигантскими тарелками спутниковой связи стоят обгоревшие или полусгнившие бараки, среди которых бродят коровы.

поселок

В музее и в конторе заповедника стоят прекрасные компьютеры, подсоединенные к интернету. У всех есть телевизоры и сотовые телефоны; однажды мы звонили в Москву прямо с улицы, попросив телефон у прохожего. В Красноярском крае работала связь Мегафон, а у нас были МТС и Билайн. Прохожий без колебаний оказал услугу и мы заодно с ним обсудили как проблему метеорита, так и местные дела. Для молодежи построен и современно оборудован клуб, где есть современная система Интернет, радиостанция, киностудия. И в клубе можно видеть молодых парней, которые что-то делают. Но удручает общая неухоженность поселка - помойки, разбитая техника, недостроенные или брошенные дома. Лет двадцать назад в Ванаваре работала большая геологическая партия. Слава богу, геологи ничего интересного в округе не нашли и смылись, бросив технику и многочисленные строения: по своей расточительности геологи ненамного уступают военным. С экономической точки зрения, Ванавара - это вполне заштатный поселок: жители живут, в основном, за счёт бюджета. В частности, около 25 человек являются сотрудниками Тунгусского заповедника, образованного в 1996 году. Заготовка пушнины, единственного “экспортного” товара, сильно упала после создания заповедника. Поскольку здесь трудно найти хорошую работу, некоторые жители уезжают: на дверях магазинов полно объявлений о продаже домов, квартир, мебели и т.п. Почти новую машину “Нива” можно купить здесь всего за 64 тысячи рублей! Но есть и другие люди, которые ориентируются на частный бизнес и не собираются отсюда уезжать. Например, в Ванаваре к нам присоединился Павел Печинин, молодой инспектор заповедника, отец которого содержит лесопилку. Павел помогает ему; недавно он купил трехосный грузовик и возит лес, который они сами же заготавливают на частной делянке. А зимой он возит продукты аж из Красноярска! Как потом выяснилось, хозяин нашей квартиры, Григорий Быков, тоже не люмпен-пролетарий, поскольку имеет гусеничный вездеход. вездеход

Григорий Быков (механизатор и промысловик) и В. Рукавишников около вездехода Григория.

Летом он работает в экспедициях -  здесь много разведывательных буровых, изучающих недра Эвенкии, а зимой он охотник с октября по март. Можно ли было представить себе лет двадцать назад, что кто-то имеет в частной собственности лесопилку или вездеход! А частные такси и магазины? А частная гостиница (полный пансион стоит 2000 рублей в сутки)? В общем, рыночные отношения помогают поддерживать здесь приемлемую жизнь, во всяком случае, летом.

Знакомая российская разруха здесь в Сибири усугубляется суровым климатом и ощущением временности здешнего проживания. Ситуация с вылетом задерживалась - вертолет обслуживал буровые из-за какого-то ЧП. 4 июля занимались покупками. Сама процедура приобретения продовольственного и промышленного товара была ужасно утомительной, посетили несколько магазинов и приобрели бесконечное количество мешков, пакетов и ящиков. Дважды брали такси, чтобы отвезти продукты домой. В итоге было закуплено просто неимоверное количество харчей.

у магазинаВ тени магазина Люба Пелехань, Нина Алексеева и Валерий Рукавишников

На кордоне “Пристань” будут жить Люба Пелехань и Виктор Черников: они летели с нами из Красноярска. Наша московская пятерка, два геолога из Питера и два местных инспектора из заповедника, Павел и Андрей, разместятся на кордоне “Избы Кулика”, в восьми километрах от “Пристани”. Вместе с нами на вертолёте должны лететь пять туристов во главе с Виталием Ромейко. Всё это мероприятие есть 25-ая КСЭ, т.е., комплексная самодеятельная экспедиция. Валерий Андреевич Чечин отмечает, что комплексные самодеятельные экспедиции возникли в 1959 году, в это же самое время, когда возникло движение студенческих строительных отрядов. Это была реакция молодых людей на атмосферу свободы, проявление желания активно проявить себя в формировании нового общества, своими руками прикоснуться к созиданию нового. И что удивительно, ветераны этих движений до сих пор ежегодно собираются вместе на свои встречи, пытаются возродить эти движения на современном уровне. 5 июля был свободный день. Часть коллектива проводили время по собственному усмотрению, а Нина Алексеева, Люба Пелехань и я сортировали купленную накануне продукцию по мешкам - эту на “Пристань”, эту на “Избы”. Получилось около 30 мешков.

Во вторник утром 6-го июля мы подготовили весь наш багаж - нашу привезенную поклажу и мешки с купленными товарами. Приехал грузовик (5-ти тонный) уже заполненный наполовину. Мы загрузили свои мешки вторым слоем с теми, что уже там были, и надо сказать, из-за высоких бортов машины была видна поклажа. Туда же была заброшена собака Тузик, именно заброшена – хозяин  взял ее за ошейник и закинул через борт. Но кобель, несмотря на такое жесткое отношение к себе, все норовил выпрыгнуть через борт, чтобы облобызать своего хозяина, инспектора Павла. Наконец, нас пропустили к вертолёту МИ-8 с открытым задним люком, у которого уже стоял наш грузовик.

на поле

При погрузке возникла некоторая суета, так как нужно было не перепутать очередность загрузки мешков трех сортов: “Пристань”, “Избы” и группы Ромейко. Подошёл пилот, равнодушно взглянул на ужасную гору рюкзаков, закрыл задний люк и велел рассаживаться.

люк вертолета

Всего пассажиров было 16 человек; молодежь попрыгала на рюкзаки под самую крышу, более пожилые расселись вдоль бортов. Заработали двигатели, пилоты поддали газу, кабина затряслась. Когда кабина уже готова была развалиться, вертолёт с натугой оторвался от земли и вдруг спокойно, как-то бочком, полетел. До кордона “Пристань” мы летели минут тридцать над сплошной тайгой, лишь изредка были видны речки, болота и пустоши.

тайга

Перед посадкой из кабины вышел механик, приоткрыл входную дверь, сел около на откидное сидение, надел наушники с микрофоном и начал переговариваться с пилотом, помогая ему посадить вертолёт на посадочную площадку.

кабина пилотаКабина пилотов

Было интересно наблюдать, как вертолёт снижается, а у самой земли начинает заметно елозить по сторонам. Вот и посадочная площадка - квадрат метров 10 на 10, сделанный из крупных брёвен и плах. Механик открыл дверь полностью, прицепил к порожку коротенькую лесенку и спрыгнул на площадку. Теперь он подавал команды лишь жестами; мотнувшись пару раз, вертолёт удовлетворенно сел. Выгружались мы в жуткой спешке, так как двигатели не выключались; сильно пахло керосином, а над нашими головами со свистом пролетали лопасти вертолёта.

на пристаниВыгрузили часть багажа на кардоне “Пристань”. В центре механик и В. Рукавишников

Закончив выгрузку и оттащив все рюкзаки, мешки и коробки к двум избам, соединенных одной крышей, и оставив там Любу Пелехань и Виктора Черникова, мы попрыгали на свои места, вертолет взлетел, под нами расстилалась тайга.

около изб

Тайга с вертолета. Река Хушмо.

река

Через несколько минут вертолёт начал снижаться над такой же площадкой на кордоне “Избы Кулика”. Механик всё время просидел у полностью открытой двери. Было страшновато смотреть на землю со стометровой высоты, сидя у порога громыхающей кабины. Здесь мы выгрузились, а облегчённый вертолёт улетел с пятью туристами куда-то на север.

вертолет на избах

Вертолет на заимке Кулика. На переднем плане В. Чечин.

Удивительно, но мы нашли все свои вещи, правда, и чужих мешков не было. Итак, во второй половине 6 июля мы выгрузились на кордоне “Избы Кулика”.  Здесь вертолётная площадка стоит у края лиственничного леса на кочковатой земле, сплошь заросшей мелким кустарником и карликовыми березами. От площадки вглубь леса идёт аккуратный деревянный тротуар из толстых досок; метров через семьдесят он переходит в две тропинки. Левая тропинка, слегка поднимаясь, выводит через пятьдесят метров к лабораторной избе, а правая, чуть подальше, к полянке, на которой стоят более свежая избушка и навес над кострищем. Это и есть кордон “Избы Кулика”.

лабораторная избаЛабораторная изба Кулика

Сразу же появились слепни и комары, но они докучали вполне терпимо.

полянаВид на избу командора

Местечко здесь не очень живописное, но дикое. Вертолётная площадка стоит на крохотном пятачке между лесом и болотистой низиной, которая идёт вдоль края леса. Метрах в пятидесяти за низиной виднеется небольшая гривка с редкими чахлыми деревцами. За гривкой просматривается слегка холмистая местность с участками леса и отдельными деревьями. Вся эта местность ограничивается на севере лесистыми сопками; до них примерно 5 километров. Кордон “Избы Кулика” стоит у западного подножья одной из таких сопок, горы “Стойковича”. Все сопки возвышаются над равниной примерно на 100 метров.

Кордон “Избы Кулика” выглядит вполне уютно, так как был приведен в порядок и обустроен в 2008 году в связи со столетием падения метеорита. Тогда же здесь был поставлен металлический памятный знак с изображением эвенкийского Бога в виде стилизованной птички наверху.

стела

Стелла из нержавеющей стали и выглядит хрустальной

Были построены два деревянных туалета (в сотне метров от лагеря на противоположных сторонах) и прекрасный навес над кострищем. Под навесом стоят три больших стола с лавками; над кострищем имеется дырка, которую защищает от дождя дополнительная маленькая крыша. Кострище обложено крупными камнями, над ним закреплена железная труба с многочисленными крючками. Тут же стоит что-то вроде буфета с разнообразной посудой для костра. Почти вся земля под навесом закрыта деревянным полом.

d0b8d0b7d0b1d18b-d0ba2Изба командора и вид на навес над кострищем

Мы впятером поселились в старой избушке, а избу командора - пятистенку заняли геологи и два местных инспектора. Там же, в предбаннике, сложили продукты. Валера и я поставили палатку прямо у двери, Володя Алексеев и Нина - в дальнем углу, а Володя Копейкин разместился на нарах.

избаНаша изба

Ходить в одиночку по окрестностям опасно из-за медведей. В дальнейшем мы видели много их следов и отметин, но самих медведей видеть, по счастью, не привелось. В 2008 году после юбилейных мероприятий, связанных со 100-летием Тунгусского события, на заимке осталось много испорченных и неиспользованных продуктов. На мероприятии были делегации Италии, Германии, Чехии, Америки, Канады и других стран, где разрабатываются теории этого явления. Безусловно, они были хорошо оснащены, в том числе различными консервами. По окончанию торжеств неиспользованные продукты были выкинуты на помойку. В этих местах,  кроме одного месяца в году,  никого не бывает, поскольку это территория заповедника. За год медведи привыкли рыться в помойке и когда в 2009 году приехала очередная КСЭ, они посчитали это нарушением закона тайги. Хорошо, что в той экспедиции был сопровождающий инспектор заповедника с винтовкой. Однажды после обеда Нина Алексеева и Володя Копейкин сидели за столом под навесом и занимались своими делами. Под ногами дремала собака. Нина оторвалась от чтения, подняла глаза и увидела, что на входе под навес стоит на задних лапах (это поза угрозы) медведь и внимательно смотрит на нарушителей. Закричали «Медведь», собака залаяла, обежала медведя сзади. Выскочили инспектора с винтовкой и пришлось медведя убить.

дуэльФинал неравной борьбы

Местные инспектора говорят, что лапы медведя так устроены, что он ходит бесшумно и бегает очень быстро. Медведи обычно сторонятся человека и заранее уходят с тропы. Местный медведь не считается промысловым животным – мясо заражено, мех невзрачный, а хлопот много. В поселке  Ванавара часть населения занимается охотным промыслом, в основном промышляя соболя, но за много лет медведя встречал только каждый десятый.

Как и предупреждали местные жители, это место было царством комаров, оводов и слепней. Мы к этому явлению хорошо подготовились – мази, спреи, накомарники, штормовки, но все равно доставалось. Погода весь день была прекрасная, около 20 градусов. К вечеру чуть похолодало, и сразу же исчезли слепни (”пауты”, как их здесь называют). Комары и мошка по-прежнему присутствовали, но можно было надеть накомарник или же воспользоваться разнообразными репеллентами. Солнце садилось за сопки, было красиво и абсолютно тихо.

1 комментарий

  1. Валера! Я заметил твои исправления.
    1. Наверное, вместо “к нам присоединился Павел” стоит написать”……Павел Печенин” или как он там?
    2. Жаль, что ты выбросил диалог в магазине о способе снабжения летом и зимой. Прямая живая речь была бы уместна.
    3. Валера! Ты что? Почему ты вдруг пишешь “Валерий Андреевич Чечин отмечает….”? Я не классик этого дела.
    4. Аккуратнее с датами! 3-го и 5-го июля мы гуляли, а 4-го июля (воскресенье) покупали продукты.
    5. По интернет-карте до сопок на севере не “5 километров”, а всего 3 км.

    Комментарий от Валера Чечин — 2 Апрель 2011 @ 22:39

RSS лента комментариев к этой записи.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.

Работает на WordPress